WildFish.RU: аквариумные рыбки купить оптом, аквариумные рыбы оптом транзит, аквариумные растения оптом, морские рыбки и беспозвоночные оптом, доставка по РФ, в Казахстан, Белоруссию.

Перуанский дневник

Являясь директором достаточно крупной фирмы, занимающейся адаптацией импортной рыбы к российским условиям, я давно собирался посетить те страны, из которых наша фирма получает рыбу. Недавно мне удалось начать реализацию этого плана и съездить в Южную Америку. Точнее, в три страны, с которыми меня связывают партнерские отношения: Перу, Колумбию и Бразилию. Думаю, читатели понимают, что в одной статье рассказать обо всех трех странах нереально, да, наверное, и нет смысла. Поэтому сегодня предлагаю вашему вниманию путевые заметки из первого южноамериканского государства, лежавшего на моем пути — Перу. Собственно, основной целью моей поездки в Лиму было выяснить, почему участились жалобы на неудовлетворительное качество перуанской рыбы, почему поставляемая из этого региона рыба часто гибнет в пути и требует более тщательного и глубокого лечения и откорма перед продажей, чем рыба из соседних стран. Но не только деловые цели привлекали меня в Перу. Прежде всего, для меня Перу — это страна, чья история связана с загадочной исчезнувшей цивилизацией инков, с таинственными рисунками пустыни Наска, с древней культурой Паракаса, а также, несомненно, с уникальными красотами природы, главная из которых — истоки великой Амазонки...

Столица Перу - Лима - расположена над высоким обрывом

Мое знакомство с Перу началось в его столице — Лиме. Согласно легенде, появление Лимы связано с весьма интересной историей, начать которую, пожалуй, следует с рассказа о цивилизации инков. Мало кто знает, что настоящие инки не были похожи на современных южноамериканских индейцев. Это были высокие голубоглазые блондины, походившие скорее на жителей Северной Европы. У них была очень высокоразвитая цивилизация, сложная инфраструктура, социальная организация. Эта потерянная, оторванная от остального мира цивилизация была основана на принципиально иной системе ценностей, иной культуре, абсолютно непохожей ни на европейскую, ни на азиатскую. С того времени, как она исчезла, и до момента нахождения и изучения ее следов европейцами прошло слишком много времени, безвозвратно утеряно слишком многое, и мы не можем теперь объяснить многие явления инкской культуры, то, почему определенные вещи они делали именно так, а не иначе.

Когда европейские колонизаторы явились в эти места, первое что они увидели — это изобилие золота. Золото тогда в Перу добывалось прямо с поверхности, и это был тот металл, который легче всего обрабатывать. И еще — серебро, которое в перуанских месторождениях имеет чистоту, близкую к 100%. Перуанское серебро не темное и тяжелое, как у нас (наше серебро содержит свинец), а белое, как натертый алюминий, и легкое. И золото там тоже высокой чистоты. Когда конкистадоры увидели все это изобилие, Верховного Инку (своего рода короля и верховного жреца инкского государства) взяли в плен, и сказали его подданным: «Вот две комнаты, вы должны заполнить их серебром и золотом, тогда мы отпустим вашего короля». Инки исполнили это условие, принеся несколько тонн золота и серебра, однако Верховного Инку завоеватели все равно убили, не выполнив обещания. После этого началась жестокая кровопролитная война, и никто не знает, куда в результате делось то золото. По легенде, оно спрятано в глубине амазонских джунглей.

Легенда гласит, что когда конкистадоры разгромили государство инков и уничтожили этот народ, оставив всего несколько пленников, встал вопрос о строительстве новой столицы Перу. Завоеватели обратились к пленным инкам за советом, и те, в отмщение за гибель своего народа, указали им на это место, посоветовав строить столицу там. Инки были частично выбиты колонизаторами, а частично сами вымерли из-за массового инбридинга: по их обычаю браки заключались в основном между близкими родственниками (часто — родными братьями и сестрами), в течение многих поколений. В тех местах, где в древности процветала цивилизация инков, поселился другой народ, пришедший, скорее всего, из сельвы — чиму. В отличие от инков, чиму — небольшого роста, темноволосые и смуглые, типичные американские индейцы. Нынешнее местное население, потомки чиму, очень не любят белых людей. Среди них процветает расизм, ненависть к европейцам и всему европейскому. Высшей доблестью считается обмануть белого. «Мы маленькие, зато мы сильные и умные!» — говорят о себе потомки чиму.

Итак, по совету пленных инков Лима была построена в пустынном засушливом районе побережья, где дожди бывают не чаще, чем раз в триста лет. Экология там ужасна, и мало приспособлена для жизни человека. Лима стоит над обрывом на берегу океана, и далеко видна отовсюду. Обрыв этот многие десятилетия служил городской свалкой, весь мусор из города выбрасывался с него на берег океана. Город на протяжении длительного периода истории был очень депрессивным, в Лиме процветал бандитизм, терроризм, преступность, и это продолжалось до тех пор, пока к власти в Перу не пришел Альберто Фухимору, японец по происхождению, и буквально за год не навел в стране и ее столице порядок. Методы наведения этого порядка иногда были весьма своеобразны. Например, главарей террористических банд казнили, сбрасывая их с вертолета на город с высоты 800 метров. Результатом стал существенный экономический скачок и почти полное прекращение террористической деятельности в стране. Оставшиеся террористы-маоисты разбежались в соседние страны, в частности, в Колумбию. Однако, правление Фухимору продолжалось недолго, вскоре он оказался в центре политического скандала, и был вынужден уехать обратно в Японию. После этого криминальные группировки вновь подняли голову. Отношение к белым людям у местного населения и сейчас весьма напряженное. В аэропорту нас встречали на бронированном автомобиле российской дипломатической миссии, и настоятельно советовали поменьше ходить по городу пешком: «Белые люди должны ездить в машине». Впрочем, мы этим советом достаточно регулярно пренебрегали, и ничего особенного с нами не произошло...

Итак, Лима. Хочется сказать о ней заезженным советским журналистским штампом — «город контрастов». Типичная постройка небогатого перуанца — это коробочка 4x4 метра из четырех полотнищ толстого материала, вообще без крыши, украшенная перуанским флагом. И правда, а зачем ему крыша? Все равно дождей не было уже лет триста, а солнышко позволяет экономить на искусственном освещении.

Некоторые дома построены из необожженной глины. Если дождь пойдет - их просто смоет. Вот только ни одного дождя там не было уже лет триста... На многих жилищах местных жителей вообще нет крыш: они не нужны, ими не от чего защищаться

Богатые дома в Лиме окружены мощными заборами, защищенными сверху колючей проволокой и острыми осколками битого стекла, вмурованными в бетон. На фоне общей нищеты богатые белые люди являются для местного населения объектами зависти и злобы, поэтому зачастую внешняя сторона забора, окружающего богатую виллу, делается намеренно убогой. Возникает контраст: снаружи - неприятного вида неказистый заборчик, а внутри — оазис, райский сад, которого не видно с улицы.

Белые люди для местного населения однозначно ассоциируются с американцами — «гринго», которых они ненавидят. Обмануть белого человека считается у местного населения доблестью, этим хвастаются всем соседям и знакомым, это вообще в обычае и в почете у перуанцев. Что такое Россия, кто такие русские — большинство вообще никогда не слышали и не знают. Сообщение о том, что мы русские, из России, приводило большинство перуанцев в замешательство, переходящее в любопытство: «А что это такое? Где это? Покажите!» Некоторые, впрочем, вспоминали слова «СССР», «Ленин», «Революция», но на том их познания и ограничивались.

Любительской аквариумистики в Перу нет как таковой вообще. Перуанцы ненавидят рыбу, а живая рыба в доме — считается у них плохой приметой. В зоомагазинах Лимы никаких аквариумных товаров не существует. Они называются там «Dog Pet», и торгуют в основном товарами и кормами для собак. В одном-единственном зоомагазине Лимы обнаружилось несколько заморенных золотых рыбок, которых держали, видимо, для китайцев: в Перу очень большая китайская диаспора.

Все побережье Перу — это пустыня. Тропическая сельва, наиболее интересная с точки зрения ихтиолога и аквариумиста, начинается за перевалом, по восточной стороне Анд. Основное место добычи экзотических рыб — это окрестности Икитоса, истоки Амазонки, место со множеством рек, речушек, проток и других водоемов. В Икитосе находится несколько хозяйств по передержке и карантинированию рыбы, куда стекается вся добытая в сельве рыба, и откуда она через Лиму поставляется по всему миру. Напрямую из Икитоса отправлять рыбу довольно сложно: там нет международного аэропорта, оттуда летают только местные рейсы в Лиму. Поэтому поставщикам при­ходится подгадывать «стыковку» с международными рейсами из Лимы, иначе рыба слишком долго находится в транспортировочных емкостях, и может погибнуть по дороге.

Основная статья аквариумного экспорта из Икитоса — это различные виды коридорасов (Corydoras), простой (голубой) неон (Paracheirodon innesi). Эти виды не представляют особого интереса для российского рынка: спрос на коридорасов у нас невелик, а голубого неона сейчас гораздо больше разводят на азиатских рыбоводческих фермах, чем поставляют из природы, из Перу. Коридорасы поставляются в основном в Германию, где эта группа сомиков очень популярна. Перуанский дикий неон на европейском рынке почти в три раза дороже азиатского разводно­го, поэтому он практически не выдерживает конкуренции, и вылов его стремительно сокращается.

Кроме того, из Перу везут лорикариевых сомов. Там водятся весьма интересные виды лорикарид, однако они уступают по яркости бразильским и колумбийским видам.

Мелкие лорикариевые сомики в пластиковом лотке

 

А вот это уже лорикариды покрупнее!

Перуанская сельва — это са­мое начало Амазонии, и разнообразие видов тут намного меньше, чем в Колумбии и Бразилии. Почему-то перуанские виды лорикарид более темно окрашенные, и не очень яркие. Самые яркие и интересные представители аквариумной ихтиофауны — яркие лорикариды, харациновые, такие коммерческие виды, как красный неон (Paracheirodon axelrodi) и альтум (Pterophyllum altum) — обитают в колумбийской и бразильской части Амазонии. В то же время, именно из Икитоса в свое время ряд азиатских фирм вывез и пустил в массовое разведение большое количество видов харациновых рыб. В результате того, что они научились массово разводить их сами, экспорт в азиатские страны из Перу быстро сошел на нет.

Из других интересных рыб в Перу ловятся сорубимы, сомы из семейства пимелодовых. Кроме них, есть еще три вида сомов, по­ставляемых почему-то под общим названием «Pimelodus pictus»: один — «стандартный», серебристый в точечку P. pictus, другой — с редкими более крупными пятнами, а третий — светло-серый в полоску. Я думаю, что это не цветовые вариации пиктуса, а три совершенно разных вида. Интересно, что применительно к Pimelodus pictus наблюдается та же самая тенденция, что и по лорикаридам: из Перу приходят сомы крупные, но темные и неяркие, а из Колумбии и Бразилии — мелкие, но яркие. И это явно определяется не условиями содержания в передержках. По всей вероятности, это разные географические расы одних и тех же видов. Спрашивать у перуанских поставщиков об этом бесполезно. Зачастую те, кто ловит, аккумулирует и карантинирует рыбу на местах, вообще не знают, как она правильно называется. Названия для многих видов рыб у них свои, местные.

Перуанская рыба - это не только сомы. Вот, например, очень крупный и красивый пресноводный скат. В Перу, в окрестностях Икитоса, водится множество скатов, принадлежащих к роду Potamotrygon (motoro, reticulatus и другие)

Еще одна интересная позиция экспорта из Перу — это американские цихлиды, в том числе около полусотни видов геофагусов и апистограмм. Есть и креницихлы, но спрос на них невелик, и объем их вылова и поставок очень мал.

В окрестностях Икитоса обитает великое множество коридорасов разных видов. Ловят их сеткой с ячеей миллиметров в пять. На краях — свинцовые грузики примерно по 15 грамм. Такую сетку кидают, как блюдце, она накрывает сверху кусочек дна. Сеточка не­большая, как поднос или большая тарелка. Коридорасы на дне сидят настолько густо, что такой снасти вполне хватает. Зарплаты у ловцов в сельве очень низкие, но им и деньги-то особо не нужны. Десяток коридорасов может кормить семью индейца-ловца целый месяц: деньги им нужны только на сигареты и выпивку, в остальном все живут натуральным хозяйством, а одеждой аборигены сельвы практически не пользуются. В Икитосе вся пойманная рыба проходит двухнедельный карантин. Однако в этом, самом первом, карантине рыбу только накапливают и передерживают, но не лечат. Через две недели рыба поступает в Лиму, и тут уже пролечивается.

Сезонности вылова рыбы и поставок ее из джунглей через Икитос в Лиму практически не наблюдается. Есть, скорее, сезонность спроса из Европы и Азии. Конечно, существует сезон паводков, но и в это время рыбы в сельве меньше не становится. Кроме того, пришедшую из джунглей рыбу передерживают в коллекторах-накопителях, выкармливают и пролечивают, а на это тоже требуется время. Интересно, что все коммерческие рыбоводные хозяйства Южной Америки занимаются только рыбами бассейна рек, впадающих в Атлантический океан, и практически никто не имеет дело с фауной рек бассейна Тихого океана. А там рыба совершенно другая. Например, именно оттуда происходит Roadsia altipina, так называемая «розовая пиранья» — очень интересная растительноядная харациновая рыба.

Большинство рек бассейна Тихого океана представляют собой мутные, мелкие каменистые потоки, в которых что-либо ловить крайне затруднительно. Рыба: водящаяся в этих речках, практически не изучена с точки зрения аквариумистики.

Крупнейшей фирмой по экспорту аквариумной рыбы в Лиме является «Перу Аквариум Груп», которая отправляет по всему миру несколько тысяч коробок рыбы в год, в среднем 700—750 коробок в месяц.

Сейчас в "Перу Аквариум Груп" суммарно более 2000 аквариумов

Цех упаковки рыбы

Фактически, это посредническая компания. Туда приходит рыба из Икитоса, и уже отсюда идет поставка за рубеж. Своих ловцов у этой компании нет. Основные их покупатели — США, Германия, Франция, Италия, Япония. С Россией эта компания тоже работает, но объем поставок в нашу страну невелик.

Автор (справа) и директор компании "Перу Аквариум Груп" г-н Карлос Санчес (слева). Крупный лорикариевый сом, которого мы держим, настолько колюч, что пришлось воспользоваться перчатками. 

Часть аквариумов и стоек, наверное, не ремонтировались более полувека, с момента постройки.

Местный колорит: над рядами лотков с рыбой стоит несколько изображений местных святых, своеобразный алтарь, призванный, видимо, духовно окормлять живущих тут рыбок.

К сожалению, в этот раз нам не удалось попасть в Икитос и самим поучаствовать в отлове рыбы в местах ее обитания. Впрочем, мы выкроили полдня и попробовали «обловить» небольшой ручеек в окрестностях Сан-Хосе.

 

«Добыча» нас не удивила: в импровизированной «сети» оказались обыкновенные гуппи. Гуппи в Южной Америке водятся везде, даже в пустыне Наска в каждой луже живут гуппи. Интересно, что в популяциях гуппи в таких вот мелких водоемах очень мало самцов, в основном одни самки. Самцы очень мелкие, неинтересной окраски. Вообще, не очень понятно, как они туда попали: родина гуппи — острова Карибского моря, Тринидад и другие. Других видов живородящих карпозубых нам в Перу не встречалось, ни в природе, ни в карантинных хозяйствах. Завершилось наше путешествие по Перу в Паракасе, местечке на тихоокеанском побережье, прославившемся не только знаменитым «канделябром», высеченным на скальном обрыве, но и великолепными птичьими базарами и лежбищами котиков. Тут и рас­сказывать нечего — фотографии говорят сами за себя. В следующем номере мы продолжить знакомить читателей с путевыми заметками из Южной Америки. На очереди — Бразилия и Колумбия.

© А. Чурилов. Cтатья из журнала Aquarium magazine, №3(9) 2005 год